Новости
Биография
Фотоальбом
Мультимедиа
Пресса
Контакты

ШОУ-КАБАРЕ “КАРАМБОЛИНА” НА СЦЕНЕ ЗИМНЕГО
(Газета «Новости Сочи» 05.02.2007)
Иван ТИТОВ

– Некоторые до сих пор твердят, будто оперетта умерла! – недоумевает Светлана Криницкая. – А вы войдите в зрительный зал: люди смеются, аплодируют, кричат «Браво!»… Реакция для картины умирания, прямо скажем, странная. Да, оперетта испытывала серьезный кризис в девяностые годы прошлого века. Но какой жанр театрального искусства в то время его не испытывал? Может быть, в оперетте не так много экспериментов, как в драматическом или в оперном театре, но думаю, что это только пока.

С детства Светлана мечтала стать артисткой музыкального театра. Ее творческий путь начался в родном городе Краматорске Донецкой области с детской музыкальной школы и занятий по классу фортепиано. После школы юная артистка не отказалась от своей мечты и поехала в Москву, где в 1989 году поступила в Государственное музыкальное училище имени Гнесиных на факультет «Актер музыкального театра». Руководителем курса был А.И. Каневский, педагогом – Т.И. Лошмакова. По окончании училища в 1993 году Светлана продолжила образование в Государственной еврейской академии имени Маймонида на факультете «Мировая музыкальная культура». Одновременно с учебой выступала в театре «Царицыно». Новый виток творческой карьеры пришелся на 1996 год, когда певица была принята на работу в Государственный академический театр «Московская оперетта». Обладая красивым нежным сопрано, яркой индивидуальностью и природным артистизмом, она быстро получила ведущие роли – Натальи Батмановой в «Холопке», Стасси в «Королеве Чардаша», Лизы и Азы в «Марице», Розалинды и Адель в «Летучей мыши», Валентины в «Веселой вдове»…

– Кажется, совсем недавно канкан считался верхом вульгарности, – улыбается Светлана. – Однако посмотрите, как целомудренно он выглядит по сравнению со всем, что сегодня показывают по телевидению! Еще один стереотипный образ, будто оперетта – легкий жанр. На мой взгляд, человека гораздо проще заставить плакать, чем рассмешить. Причем действо должно быть не только непошлым и остроумным, а еще и элегантным! Я не говорю уже о союзе юмора и лирики, ведь оперетта – вся на контрастах. За комической сценой следует лирический дуэт, постоянно меняется настроение, и порой приходится играть подлинную драму. Это и Сильва, и Виолетта из «Фиалки Монмартра»… В моем репертуаре много героинь, которые страдают от несчастной любви или, как Виолетта, от безденежья…

Да, существуют репертуарные проблемы. Оперетты сегодня почти не пишут. Такая же ситуация с операми. Но с другой стороны, что поделать?! Музыкальный театр – это штучный товар. Хотя нельзя забывать о наследии двух прошлых веков! Из него нами освоена лишь малая часть! Один только Оффенбах написал более ста произведений! Кстати, именно его «Парижская жизнь» стала первой нашей премьерой в этом сезоне. Я пою в ней американку Алису и по-прежнему восхищаюсь музыкой Оффенбаха! А есть еще советская оперетта с прекрасной музыкой и интересной драматургией, где найдется что играть. Иногда меня спрашивают: "Что самое сложное в оперетте? Я в таких случаях предпочитаю давать легкомысленный ответ, соответствующий духу самой оперетты: сложно из джинсов переодеваться в длинное платье со шлейфом и делать вид, что ни в чем другом ты никогда не ходила. Но если серьезно, то сложен переход из нашей серой, иногда дождливой реальности в ослепительно-солнечный мир оперетты. Впрочем, за этот контраст мы его и любим!

Назад к списку статей